Быстрая запись на прием
Запись по телефону:
Не смогли к нам дозвониться? Отправьте свой номер, мы Вам перезвоним! (по Украине)
Ваш запрос был отправлен
Результаты анализов
Результаты анализов:
Анализы не найдены
Поиск по сайту
Карта сайта

Несколько «страшных» историй болезни

НЕСКОЛЬКО «СТРАШНЫХ» ИСТОРИЙ БОЛЕЗНИ


(вместо пролога) 

Что мы знаем об инфекциях? Да ничего хорошего. «Чума 20 века» - это ВИЧ/СПИД. «Ласковый убийца» - гепатит С. «Этот вирус вызовет у Вас рак матки» - вирус папилломатоза человека. «У Вас нет иммунитета» - рецидивирующий генитальный герпес. «Этот вирус у Вас вызовет рак крови» - о вирусе Эпштейна-Барр. «Ваш ребенок родится слепым или идиотом» - токсоплазмоз. «У Вас теперь не будет детей» - после выделения мико- или уреаплазмы. Наконец, самое свежее: «пандемия, которая унесет десятки миллионов жизней» - птичий грипп-мутант. И так до бесконечности, до дрожи в коленках и липкого пота. Просто страх и ужас какой-то. Называется: Франкинштейн – отдыхай. Вокруг нас - сонмище жужжащих, брызгающих, сверлящих, грызущих, кусающих минимонстров, а по средине – мы, белые, пушистые и совершенно беззащитные. Самое удивительное, что такое мироощущение у людей активно поддерживают и даже искусно культивируют врачи, фармацевты, чиновники здравоохранения, а за ними следом – тиражируют средства массовой информации. Я консультирую ежедневно как врач-инфекционист «живьем» в клинике и по телефону более 25 человек, итого – более 125 человек в неделю, еще еженедельно около 100 виртуальных консультаций в Интернете, то есть около 1000 - в месяц, более … в год и т.д. А практикующим врачом работаю уже более 30 лет. Представляете, сколько жутких и леденящих душу историй болезни я выслушал и помню? Вот только двенадцать самых типичных историй-страшилок.

История Первая. Молодая девушка 22 лет, не замужем, в связи с появившимися необильными выделениями обращается к гинекологу. Сообщает доктору, что последний половой контакт у нее был год назад, да и то защищенный (с презервативом). А выделения появились только сейчас, хотя периодически бывали еще раньше, в девичестве, до начала половой жизни. Девушке берут мазок, находят «страшное воспаление» и по полной программе назначают все исследования на ИППП (инфекции, передающиеся половым путем) и обнаруживают… ВПЧ. Вирус папилломатоза человека, к тому же – «высоко онкогенный». Объясняют, что происходящее сейчас – только цветочки, потому что в ближайшем будущем девушку ждет РАК. Открытым текстом. Без снисхождения и поблажек на молодость. Но! Рака еще можно избежать, если срочно пройти курс лечения. Врач дает морально парализованной девушке распечатанный список лекарств (9 наименований), в заголовок которого только вписывает ее фамилию, и говорит, в какой аптеке их необходимо приобрести. Начинать лечение нужно безотлагательно, иначе… Дальше многозначительно: «Сами понимаете, иначе я ни за что не отвечаю…». 

История Вторая. В клинику обратилась молодая женщина 29 лет на 17 неделе беременности. Пришла вместе с мамой, обе заплаканные. Беременность третья, желанная. Обе предыдущие закончились самопроизвольными выкидышами на 7-8 и 9-10 неделях, когда женщине было 22 и 25 лет. С первым мужем рассталась, живет в гражданском браке с любимым мужчиной, который очень хотел ребенка. Желание обоюдное, хотя пациентка очень опасалась повторения предыдущих неудач. На сроке 15 недель беременности в плановом порядке сдала в женской консультации по месту жительства анализ на токсоплазмоз. Результат оказался положительным. Участковый гинеколог не стала брать на себя ответственность и отправила пациентку на консультацию в специализированный акушерско-геникологический центр. Консультант центра сказала, что анализ «очень плохой», что сначала «нужно было лечить, а потом беременеть» и что рожать с таким анализом нельзя, потому что «родится идиот». Было предложено сделать аборт, хотя «сроки упущены и теперь это очень сложно» (читай: «значительно дороже» - И.М.). Проплакав неделю, женщина приняла решение прервать беременность. Отец ребенка был против, просил и умолял еще что-нибудь предпринять, грозил разрывом отношений. Но тщетно. За день до назначенного гинекологом срока экзекуции мать женщины привела ее за руку в клинику «Витацелл» для «последней попытки». 

История Третья. В конце прошлого века (как это теперь звучит!) в 1999 году я читал лекцию в Севастополе для врачей по диагностике и лечению герпетических инфекций. Как всегда во время своих лекций, я приводил много клинических примеров ошибочной диагностики и успешного лечения различных проявлений герпеса. В первом ряду, ни с кем не общаясь, сидела молодая неулыбчивая женщина с напряженным сосредоточенным лицом, которая ничего не записывала, но не пропускала, казалось, ни одного слова лектора. После окончания лекции, дождавшись, пока схлынет первый вал желающих пообщаться с лектором, она подошла ко мне и без дополнительных пояснений произнесла монотонным голосом всего несколько фраз. Женщина сказала, что она не врач и специально приехала из другого города на мою лекцию с последней надеждой. Спросила, можно ли теперь попасть ко мне на прием в клинику в Киеве и, получив визитку с телефонами, удалилась. Уже буквально через несколько дней мы снова встретились у меня в кабинете. Я выслушал печальную и по-своему трагическую историю. 

Примерно два года назад у моей пациентки в возрасте 39 лет после очередной стрессовой ситуации появились высыпания на половых органах. Врач сказал, что это генитальный герпес, страдают этим многие, и назначил лечение. Все прошло, и пациентка продолжала жить обычной стремительной жизнью, занимаясь успешным частным бизнесом. Но через несколько месяцев высыпания повторились. Был назначен второй курс лечения. Опять безуспешно. Высыпания становились все чаще, все обильнее и продолжительнее. Лечение давало только кратковременный результат. Рецидивы следовали уже один за другим каждый месяц практически без просвета. Лечащий врач разводил руками и говорил, что «у Вас просто нет иммунитет», а поэтому «лечение не помогает и вряд ли поможет». Полностью нарушилась половая жизнь, стали недоступными занятия спортом, сауна. Появились ограничения в питании, передвижении, коммуникациях. Постепенно молодая энергичная бизнес-женщина, сделавшая себя сама и не привыкшая отступать, владелица и руководитель нескольких частных фирм, в которых работали более 250 человек, преимущественно мужчин, вдруг почувствовала свою полную беспомощность и бессмысленность своих бизнес-успехов при отсутствии личной жизни. А слова врача «нет иммунитета» вообще были восприняты как приговор: даже отрицательные результаты многочисленных тестов не СПИД, которые начала сдавать пациентка, не убеждали ее в отсутствии этой фатальной инфекции. Так возник жизненный тупик. За последние полгода женщина рассталась с любимым человеком, перестала общаться с друзьями, чувствуя себя изгоем, возник серьезный конфликт в семье. Успешный ранее бизнес, который стал неинтересен, начал приходить в упадок. Постепенно пришла мысль о суициде: женщина, потерявшая смысл жизни и, не видя дальнейшей перспективы, уже была готова принять свое последнее решение и «прекратить эту ежедневную пытку». 

История Четвертая. Ребенку 5-ти лет в связи с частыми простудными заболеваниями было назначено лечащим врачом, эрудированным педиатром, который любил почитывать зарубежную медицинскую литературу, лабораторное исследование иммунитета и определение антител к цитомегаловирусной (ЦМВ) инфекции. Показатели клеточного иммунитета оказались несколько сниженными, что было объяснено встревоженной маме наличием хронической ЦМВ-инфекции. Кроме того, врач сказал, что цитомегаловирусная инфекция, как правило, по данным зарубежных врачей, является косвенным признаком другой, более серьезной инфекции. И предложил обследовать ребенка на СПИД. Не трудно представить себе шок, в котором находилась семья ребенка в течение нескольких дней, пока они ожидали результатов этого анализа. И хотя результат оказался отрицательным, врач наукообразно объяснил родителям наличие иммунологически негативных «окошек», когда анализ крови остается отрицательным, а «инфекция уже развивается» и настойчиво рекомендовал повторять исследование на ВИЧ в течение года. В состоянии транса семья с ребенком обратились ко мне на прием. 

История Пятая. Ребенок Оксана, 11,5 лет находилась на стационарном лечении в клинике «Витацелл» с 17 апреля по 11 мая 1998 г. с диагнозом: Цитомегаловирусный увеит правого глаза с фиброзом стекловидного тела и отслойкой сетчатки, острота зрения на правый глаз – 0; хроническое непрерывно рецидивирующее течение. Из истории жизни ребенка известно, что до 1,5 лет практически не болела. В 1,5 года ребенка отдали в ясли, и с этого времени начались частые (каждые 1-2 месяца) простудные заболевания, бронхиты, в 1997 г. – двухсторонняя пневмония. Часто получала антибиотики. 

Болезнь была выявлена случайно в мае 1997 г. при профилактическом осмотре в школе: было обнаружено “помутнение на глазном дне” правого глаза. С 18.06. по 8.07.1997 г. был проведен первый курс симптоматического лечения в глазном отделении областной детской больницы по месту жительства по поводу вялотекущего увеита правого глаза. Острота зрения восстановилась с 0,4 до 0,7. В течение последующих 7 месяцев, несмотря на постоянно проводимое лечение, включавшее множественные инъекции гентамицина и дексаметазона прямо под больной глаз, зрение продолжало снижаться и 18 февраля 1998 г. составляло всего 0,1. А еще через месяц ребенок вообще ослеп на правый глаз. Было сделано заключение о необратимом характере поражения правого глаза какой-то неустановленной инфекцией, угрозе поражения и левого глаза с развитием в ближайшее время полной слепоты. По настоянию матери была направлена на консультацию в Киев. Обратились в клинику «Витацелл» для проведения исследований на TORCH-инфекции. 

История Шестая. В один день в клинику обратились две молодые женщины 27 и 29 лет по поводу уреаплазмы. Типичный медицинский закон парных случаев.

В первом случае женщина выражала свое удивление по поводу «коварства» этой инфекции. Суть истории заключалась в следующем. В связи с планированием беременности женщина обратилась к гинекологу для проведения плановых анализов, в том числе – на TORCH-инфекции и ЗППП. При обследовании в мазке из влагалища методом ПИФ (реакция прямой иммунофлуоресценции) была обнаружена уреаплазма. Несмотря на полное отсутствие жалоб и под предлогом «очень большой» угрозы для планирования и вынашивания беременности, было назначено лечение, включавшее 14 препаратов, в том числе 2 антибиотика. Женщина хорошо перенесла лечение и уже собиралась вздохнуть с облегчением. Но… При контрольном обследовании тем же методом ПИФ в мазке опять была обнаружена уреаплазма. Врач сказал, что ситуация типична – этот микроб плохо поддается лечению. Был назначен второй курс лечения, включавший уже три антибиотика, который было рекомендовано пройти вместе с мужем, хотя у него при обследовании уреаплазму выявить не удалось. За вторым курсом лечения последовал третий. И так в течение года было проведено 5 курсов лечения уреаплазмы с применением каждый раз по 2-3 антибиотика и еще более 10 различных препаратов. И вот, наконец, после последнего пятого курса у женщины появились вначале скудные, а затем обильные выделения из влагалища. Женщина изумленно говорила об удивительном «коварстве» уреаплазмы, которая умеет так хорошо маскироваться, что только спустя год после начала лечения она наконец проявила себя клиническими симптомами болезни.

Во втором случае у женщины уреаплазма была выделена также при плановом обследовании, но уже на 3-4 неделе наступившей желанной беременности. В связи с «очень большой» угрозой рождения из-за выявленной инфекции «дебила или в лучшем случае инвалида», по словам гинеколога, к которому обратилась женщина, ей было «назначено» (а не хотя бы рекомендовано! – И.М.) немедленное проведение аборта. 

История Седьмая. В клинику обратился молодой мужчина в явно угнетенном и депрессивном состоянии. История его болезни просто шокировала своей полной бессмысленностью и, мягко сказано, врачебной безответственностью. За три года до обращения в клинику в возрасте 32 лет мужчина собрался, наконец, остепениться, покончить с «бурной молодостью» и жениться. Свою суженую мой пациент выбрал по велению сердца: невестой мужчины должна была стать 22-летняя набожная девственница, с которой пациент познакомился, посещая баптистскую церковь Свидетелей Иеговы. Однако мужчина знал, что беспорядочная половая жизнь, которую он вел раньше, может сопровождаться заражением половыми инфекциями, и что эти самые инфекции могут представлять опасность для нового полового партнера и привести к рождению больного ребенка. Поэтому он решил заблаговременно еще до свадьбы пройти полное обследование на заболевания, передающиеся половым путем. Особенно боялся обнаружения хламидий, прочитав в каком-то журнале о широком спектре заболеваний, которые могут вызывать эти микробы. Об этом он сказал участковому урологу, к которому обратился по месту жительства. 

При проведении анализов в мазке из уретры были удивительным образом «выявлены» именно хламидии в «компании» с трихомонадами. Несмотря на полное отсутствие жалоб, пациенту был назначен продолжительный курс лечения этих «крайне опасных», со слов лечащего врача, инфекций, включающий 15 наименований препаратов, в том числе - 3 антибиотика. При контрольном обследовании через 1 месяц после проведенного лечения хламидии были «обнаружены» повторно. Был назначен второй курс лечения, включающий новые антибиотики, в связи с «высокой устойчивостью» выделенных бактерий к проводимому лечению. При этом врач сообщил, что неудачное лечение, с большой вероятностью, было связано с нарушением режима питания и поведения, которые допускал пациент. И рекомендовал придерживаться строгой диеты, исключив все дополнительные факторы, провоцирующие «рецидивы» хламидиоза, в том числе – и половую жизнь. Чтобы не быть голословным, я привожу электронную копию рекомендаций уролога, сохранив оригинальный почерк эскулапа, которых пациент добросовестно придерживался на протяжении почти трех лет. Он любил и верил, что с Божьей помощью искупает таким строгим воздержанием свои грехи, сделанные в предыдущей жизни. 

За три года было проведено 7 курсов лечения, включавших каждый раз от 15 до 23 препаратов, в том числе по 3-4 антибиотика на каждый новый курс. Но удача явно не хотела улыбаться столь примерному «грешнику». После каждого нового контрольного обследования врач только разводил руками и говорил, что лечение нужно продолжить. Жить открытой половой жизнью и тем более иметь детей нельзя – слишком «страшные» выявленные инфекции. А пользоваться презервативом пациенту уже не позволяла вера, которая не понарошку вошла в его сердце и его жизнь. Последние анализы, в которых опять были выявлены хламидии и трихомонады, были сделаны через 2 недели после окончания последнего седьмого курса лечения и за 6 дней до обращения ко мне на прием в клинику «Витацелл». Я также привожу эти анализы в электронной версии (оригиналы хранятся в архиве клиники), заретушировав из этических соображений сведения о фамилии пациента и месте их проведения. Вот с таким непростым багажом «неизлечимых» инфекций обратился ко мне на прием пациент. 

История Восьмая. Мне позвонили знакомые и попросили посмотреть молодую пару, которая проходит лечение по поводу хламидиоза. В тот же день у меня в кабинете сидели, взявшись за руки и с нескрываемой нежностью посматривая друг на друга, муж и жена, которые еще не успели отметить даже первую годовщину свадьбы. Возникновение хламидиоза как половой инфекции в этой молодой семье, которая дышала одним воздухом, напитанным любовью, показалось мне довольно странным. История болезни была такой. Около 2 месяцев тому назад после тяжелой простуды у девушки 23 лет, назовем ее Ольгой, появилась головная боль, головокружение, неуверенная походка, нарушилась координация движений: боялась поставить ногу на ступеньку, казалось, что промахнется, не могла выйти из машины – все кружилось перед глазами. Все эти симптомы развивались на фоне непомерной усталости, быстрой утомляемости, снижения интереса к окружающим и близким людям, равнодушия к бытовым проблемам, к любимой работе. По рекомендации кого-то из друзей обратилась в престижную киевскую частную клинику. Была осмотрена терапевтом-кардиологом, который предложил пройти обследование на хламидии (!?). И хотя никаких жалоб, характерных для заболеваний, передающихся половым путем, не было на вопрос Ольги, зачем проводить такое обследование, доктор вежливо, но настойчиво сказал, что «так надо». Через несколько дней ребятам сообщили, что причина жалоб установлена - это заражение хламидиями. Необходимо немедленно проходить лечение не только жене, но и мужу, которого даже не надо дополнительно обследовать, поскольку «хламидиоз – болезнь семейная». Достаточно популярно было объяснено, какую «смертельную опасность» представляет эта инфекция для здоровья вообще и для планирования беременности в частности. Были назначены три последовательные курса антибиотиков всего на 30 дней и дополнительно еще около 10 препаратов каждому. Все лекарства необходимо было купить тут же в клинике. После первого курса антибиотиков состояние Ольги не улучшилось, а только ухудшилось. На что лечащий доктор сказал, что «это естественное обострение инфекции, которую начали лечить» и рекомендовал обязательно продолжать лечение по его схеме. В связи с какими-то смутными сомнениям и отказом доктора выдать результаты анализов на руки семья предприняла попытку еще раз уточнить диагноз хламидиоза до того, как продолжить прием антибиотиков. И, таким образом, оказались у меня на приеме. 

История Девятая. Свою грустную историю моя следующая пациентка рассказывала тихим монотонным голосом, который неоднократно прерывался слезами. Личная жизнь сложилась так, что по характеру решительная и целеустремленная молодая женщина, делавшая успешную карьеру, долго не могла встретить любимого человека. А размениваться на случайные связи не хотела, принципиально. Кто теперь знает, с учетом последующих событий, было ли это решение правильным? Половую жизнь начала поздно, только в 26 лет в октябре 2006 г, но с любимым и достойным мужчиной, отношения с которым складывались прочными и откровенными. Спустя 3 месяца у женщины появились незначительные выделения их влагалища, которые постепенно усиливались. По рекомендации своей мамы, в феврале 2007 г. обратилась к гинекологу, который вызывал доверие у женщин, которые к нему ранее обращались. Были взяты анализы, которые к полному изумлению пациентки показали у нее наличие гонореи, хламидий и трихомонад. На вопрос-мольбу «откуда» доктор строго и как будто осуждающе объяснил, что нужно лучше выбирать половых партнеров. На реплику, что половых контактов без презерватива не было и что подобные выделения появлялись периодически еще раньше, до начала половой жизни, вообще вразумительной реакции не последовало. Настоял на обследовании мужчины, что казалось вполне логичным. После обследования мужчины (правда, в другой клинике), которое не выявило никаких половых инфекций, сказал, что не верит этим анализам, что нужно было сдавать у него, а не «где-то», что эти инфекции могут маскироваться и что в любом случае виноват в возникших проблемах именно половой партнер. Назначил лечение тремя антибиотиками и дюжиной препаратов, которые вместе с женщиной беспрекословно принимал и ее мужчина. Препараты покупали в произвольно выбранной аптеки, что, казалось, исключало личную заинтересованность доктора в получении процентов от продажи лекарств. Уже весной повторные анализы опять показали наличие у женщины хламидий. Доктор убедительно объяснил, что с такими инфекциями о здоровом ребенке можно забыть навсегда. Насмерть перепуганной женщине был назначен и проведен повторный курс лечения, которое мужчина в этот раз проводить отказался. Отношения окончательно испортились. Тем более, что по рекомендации доктора половую жизнь пришлось прекратить еще в феврале. После второго курса лечения, который пациентка перенесла очень тяжело (постоянный понос, боль в правом боку, усиление выделений из влагалища и признаки цистита, которого раньше не было), осенью снова были обнаружены хламидии. Это ничуть не смутило врача, который тут же назначил третий курс лечения с новыми антибиотиками. Поскольку сил продолжать такое лечение у женщины уже не осталось, а вера в хорошего доктора пошатнулась, она начала искать варианты альтернативной консультации и оказалась у меня в кабинете. 

История Десятая. В кабинет вошла взволнованная женщина средних лет и прямо с порога, еще даже не присев на стул, начала рассказывать свою историю. Вернее не свою, сама то она здорова. А вот у сына и невестки «очень серьезные» проблемы, связанные с инфекциями. История получилась такая. Молодая семья 2 года прожила в браке, очень хотели детей. И вот наступила такая желанная беременность. Но 6 месяцев тому назад на сроке 19 недель, когда плод уже начал толкаться, произошел выкидыш и ребенок был потерян. Молодые люди несколько месяцев приходили в себя. А затем обратились в клинику, где им были проведены исследования на TORCH-инфекции, которые могли привести к такому печальному результату. При обследовании мужчины, сына моей пациентки, у него были обнаружены антитела IgG к токсоплазмозу, вирусу простого герпеса, цитомегаловирусу и вирусу Эпштейна-Барр. Инфекции, обнаруженные у невестки, консультант почему-то не обсуждал вообще. В доступной форме простыми словами молодому человеку объяснили, что это – очень серьезные инфекции, которые не то, что запланированной беременности угрожают. Нет. Они вообще ставят под сомнение дальнейшую жизнь этого молодого человека, потому что приводят к поражению крови, мозга, печени, развитию рака и вообще бывают у людей с очень низким иммунитетом. Обычно – у больных СПИДом, на который нужно срочно делать дополнительные анализы. Поскольку речь уже шла не о планировании беременности, а о жизни и смерти, было тут же назначено лечение. Препараты, которые нужно было купить в этой же клинике, вместе с услугами по лечению, которое должно было начаться в стационаре той же клиники и продолжаться потом амбулаторно до 6 месяцев с регулярными анализами, стоили более 7000 $. Лечение нужно было начинать безотлагательно. На семейном совете уже шло активное обсуждение источника нахождения такой суммы денег, которая для этой семьи в повседневной жизни казалась просто фантастической. Но ведь речь шла о спасении жизни единственного сына и молодого мужа. Так сказал врач.

История Одиннадцатая. В кабинет вошла молодая женщина с лицом и взглядом Мадонны. Даже страшная история, которую она, не спеша, рассказала, не могла лишить ее той неповторимой таинственности, которую можно заметить во взгляде беременной женщины. Она одна и единственная стоит у истока зарождающейся новой жизни, которая хрупким ростком набирает в ней великую силу будущего. А сама печальная история была такова. В семье уже росли две чудные девочки, 10 и 3 лет, красивые и счастливые. И вот, наконец, наступила такая долгожданная третья беременность, которой шла уже 12 неделя. Во сне женщина даже увидела изумительного мальчика, точная копия мужа, о котором давно мечтала вся дружная семья. И хотя УЗИ решили не делать, никто ни минуты не сомневался в том, что в животике у мамы растет именно сынок и братик. И тут случилось несчастье. В садике, в который ходила младшая дочь, объявили карантин по краснухе. Женщина по блату попала на консультацию к профессору, заведующей гинекологическим отделением. Заплатив нормальные деньги за консультацию, услышала приговор. Дальше - прямая речь (записано со слов пациентки): «Вы разве не знаете, что от краснухи у беременных рождаются инвалиды и просто уроды? Не советую Вам рисковать своей семьей и особенно - мужем. У Вас ведь благополучная семья. А мужчины не любят таких проблем. Немедленно, пока не поздно, делайте аборт. А потом еще, если захотите, родите своей семье мальчика». Что было делать в такой ситуации бедной женщине? Попросив несколько дней отсрочки перед проведением аборта в отделении, которым руководила авторитетный консультант, она предприняла последнюю попытку спасти ребенка, со смертью которого она просто не могла смириться. Тут мы и встретились… 

История Двенадцатая и последняя. Ко мне на прием записался молодой человек – 21 года. Из регистратуры сказали, что записывался как-то неуверенно: то ли приду, то ли – не приду. Сказал, что еще перезвонит. Перезвонил за час до записи и все-таки пришел. Не знаю, что понимает каждый под словами «свободный художник», но именно таким я увидел этого взрослого мальчика. Изысканная небрежность в дорогой одежде, взлохмаченные в меру длинные чистые волосы после свежей стрижки, коротко обрезанные ухоженные ногти после маникюра, приятный мужской парфюм. И… совершенно амимичное лицо. Как маска. Не глядя в глаза, мой пациент рассказал свою очередную «страшную» историю. Примерно 5 месяцев тому назад он обнаружил у себя справа на шее «опухоль», которая оказалась увеличенной лимфатической железой. Лимфоузел сначала увеличивался в размерах, затем начали уменьшаться. А на каком-то этапе опухоль перестала уменьшаться, уплотнилась и как бы замерла, притаилась. Это новообразование не болело, не мешало. Но спокойная и успешная жизнь на этом закончилась. Несколько попыток обращения к местным врачам ни к чему определенному не привели. Да, говорили, лимфоузел, да, увеличен. А что и почему – объяснить не могли. Предлагали сделать операцию, провести биопсию, удалить, наконец, это узел. Но что будет дальше – никто не взял на себя ответственность сделать такой прогноз. Молодой человек, полиглот по призванию (свободно говорит нескольких языках) и одаренный программист по образованию, обратился к своим знакомым, которые поддерживали постоянные контакты с украинской диаспорой в Америке. Через общих знакомых ему организовали живую консультацию по телефону с двумя американскими профессорами в области медицины. Первый консультант, задав все интересующие его вопросы, поставил безжалостный диагноз: «рак лимфоузлов» (по медицинской терминологии - лимфогранулематоз). А второй, более добрый профессор отменил первоначальный диагноз и абсолютно уверенно сказал, что это СПИД. На обследование и лечение предложили приехать в Америку, сказав, что не доверяют украинским анализам. Диаспора обещала оплатить все издержки на обследование и лечение талантливому компьютерному мальчику, которому прочили большое будущее на американской земле обетованной. Ну что после этого было делать в украинских клиниках? Поэтому мне было сказано, что визит ко мне носит, по сути, формальный характер. Поскольку диагноз уже и так ясен. А я ответил, что ладно, мы такое уже слышали. Посмотрим, пощупаем, поговорим хотя бы в конце концов… 

Правда, страшно? Еще бы… Человек, который хотя бы один раз оказывался в подобной ситуации, когда ему самому или кому-то из его близких или родных врачи выносили подобные «приговоры», такое забыть не сможет. Страх, который парализует волю и делает человека легко управляемым. Помню, недавно у меня на приеме была молодая женщина, которой врач-гинеколог после проведения обследования сказал почти дословно следующее. Прямая речь.: «У Вас хламидиоз. И даже если кто-то скажет Вам, что его у Вас нет – не верьте. От этого хламидиоза, если его не пролечить, Вы погибнете. А вылечить хламидии у Вас смогу только я». Разве это не своего рода кодирование и зомбирование пациента, в личных коммерческих целях? Тем более – не добросовестное. Потому что, хламидиоза, как Вы догадались, у женщины не оказалось, и я снял этот устрашающий диагноз. 

А вот чем в действительности после консультации в клинике закончились все эти «страшные» истории. 

Финал Первой истории. Через несколько дней после осмотра гинеколога девушка вместе со своей мамой были у меня на приеме. Бледные и напряженные. У девушки были влажные глаза, когда она рассказывала эту свою историю, подкрепленную дополнительной устрашающей информацией из Интернета. Однако еще до проведения дополнительных анализов, я объяснил моим пациенткам, что априори, во-первых, этот вирус не вызывает «воспаления» и не дает лейкоцитоза. Во-вторых, этот вирус в норме обнаруживают примерно у 70% взрослых, в том числе – в эпителии урогенитальной области. При этом люди остаются совершенно здоровыми и не нуждаются в лечении. В-третьих, консервативное лечение этого вируса показано только у некоторых пациентов с клиническими проявлениями, которые вызваны (кандиломы) или могут быть вызваны (дисплазия, лейкоплакия) этим вирусом, но которых нет у моей пациентки. В-четвертых, препараты, которые ей назначили, на этот вирус практически не действуют или оказывают весьма ограниченный и временный эффект. Ну, и наконец, в-пятых. Потенциально онкогенны даже вирусы гриппа, герпеса и некоторые другие возбудители инфекций, которыми заражены все без исключения взрослые или ежегодно заражаются сотни миллионов людей. Но мы же не живем с этой мыслью каждый день. Да и естественная смерть человека далеко не всегда ведь обусловлена онкопатологией. Поэтому положительный результат в строчке лабораторного анализа «ВПЧ высокоонкогенный», которая терминологически имеет скорее экспериментальное или академическое значение видовой принадлежности обнаруженного вируса, чем клиническое, превращается в приговор, который у впечатлительных лиц может оставить глубокую душевную травму. В результате проведеных бакпосевов у пациентки, являющейся здоровым носителем ВПЧ, был обнаружен рецидив урогенитального дисбактериоза, вызванный кишечной палочкой и грибами, которым она страдала в хронической форме еще с подросткового возраста и который неоднократно и безуспешно пытались вылечить антибиотиками. После проведенного пробиотического лечения выделения прекратились. Прошли страхи. Девушка вышла замуж и уже родила здорового мальчишку. 

Финал Второй истории. Проведенные в клинике анализы показали полное отсутствие активности токсоплазмоза. Это была давно, возможно еще в детстве, перенесенная инфекция, заражение которой без заболевания завершилось формированием стойкого иммунитета, который теперь защищал и саму женщину, и ее будущего ребенка от повторного заражения. Было написано соответствующе заключение с рекомендацией вынашивать столь желанную беременность, которой токсоплазмоз не угрожал. Счастливые и окрыленные обе женщины покинули клинику. Но, как оказалось, на этом «страшная» история не закончилась. На 33 неделе берменности моя пациентка пошла на плановую консультацию гинеколога в тот же акушерско-геникологический центр, где ей настойчиво рекомендовали прервать беременность. После проведения УЗИ и небольшого внутреннего совещания ей сообщили, что развитие плода соответствует сроку беременности и все бы в порядке, кроме «небольшой проблемы». А именно: ребенок - анэнцефал (отсутствует головной мозг) и вообще нет тонкого кишечника, «а все остальное - в порядке». Лейтмотивом всей консультации была сокраментальная фраза: «мы же Вас предупреждали…». Когда женщина, которой осталось менее 2 месяцев до родов, опять со своей мамой на грани истерики пришли ко мне в клинику с этим заключением и у меня, и у них от страха и ужаса волосы на голове стояли дыбом. Мы снова повторили все анализы на токсоплазмоз и на все остальные TORCH-инфекции. И снова все оказалось в норме. Я написал повторное заключение, поставив свою подпись и печать клиники, что беременности инфекции не угрожают. Хотя всем нам было очень страшно. Оставшееся время до родов ни я, ни мои пациентки, наверно, ни одной ночи нормально не спали. Бремя врачебной ответственности меня просто размазывало по столу и не давало спокойно заниматься другими делами и другими пациентами. А несчастная семьи уже не знала, кому из врачей им теперь верить. Думаю, всех нас в тот момент часто посещала мысль, что, может быть, было бы проще не рисковать и провести, как рекомендовали в том же центре, плодоразрушающую операцию (по сути – убить живой плод). 

Роды в обычном роддоме прошли благополучно. И уже много лет у меня в кабинете висит на стене фотография чудной девочки в полосатом костюмчике, которую я держу на руках, с большими смышлеными глазками,. Там ей 6 месяцев и она совершенно здорова, и улыбается. А в прошлом году Олечка пошла в школу в свой первый класс. Об этой почти голливудской истории в свое время даже написали в газете… 

Финал Третьей истории. Вначале мы долго и потом неоднократно беседовали. Ведь герпес поражает не только половые органы, глаза, нервную систему. Он в первую очередь поражает психику человека, деморализует его, лишая воли и парализуя все его жизненные силы. Поэтому герпес – это часто и в большей степени психотропная инфекция, чем органо- или системотропная. Возникает замкнутый круг: чем чаще рецидивирует генитальный герпес, тем в большей степени угнетается психика человека. А чем в большую депрессию впадает человек, тем чаще рецидивирует герпес. При этом более 10% лиц, страдающих от генитального герпеса, серьезно размышляют над смыслом продолжения своей «неудавшейся» жизни, проявляя склонность к суициду. А вот состояние иммунной системы при этом правильнее трактовать не как иммунодефицит, а как иммунологическую толерантность: иммунитет человека легко расправится с любой инфекцией, кроме герпеса. Потому что по разным причинам не может распознать этот вирус как «чужой» агент, считая «своим». В этой плоскости и находится диапазон лечебных мероприятий – обучить иммунную систему больного человека самостоятельно отличать вирус герпеса от «своих» антигенов и не давать ему рецидивировать. Этакий иммунологический трейнинг (модное нынче словечко).

Не знаю, насколько мне удалось с первого раза убедить мою пациентку. Но я попросил кредит доверия и времени всего на 3 месяца. И мне его дали. Мы провели лабораторное обследование. С иммунитетом все оказалось действительно в порядке: иммунодефицита не было. Инфекция протекала в более благоприятной, как и предполагали, локализованной форме, когда сам вирус отсутствует в крови. И это были первые кирпичики в нашем новом здании восстановления доверия к лечащему врачу. В течение 3 месяцев лечения рецидивов герпеса не было. После окончания лечения в течение года мы еще перезванивались. Несколько попыток вируса прорваться закончились ничем: высыпаний не было, потому что этого уже не позволила «обученная» иммунная система. Женщина восстановила свои личные отношения и отношения в семье, снова заработал бизнес. В телефонной трубке все чаще были слышны веселые нотки в голосе и смех. В канун Нового 2001 года в клинику с оказией завезли ящик холодного крымского розового мускатного шампанского. Дивная насолода. Всей клиникой мы выпили за здоровье нашей пациентки и за наступающий Новый год, за новые надежды на лучшее в нашей жизни. И это помогло: она наверно таки выздоровела. Наверно, потому что уже более 7 лет не звонила в клинику. А это хороший признак: если пациент забывает своего лечащего врача, значит он ему больше не нужен. Ну, и слава Богу! 

Финал Четвертой истории. Априори родителям ребенка было объяснено, что, по данным нашей клиники, в Украине уровень хронического инфицирования ЦМВ здоровых детей-дошкольников достигает к 7 годам 45-50%. И это есть вариантом нормы, а не признаком скрытой ВИЧ-инфекции. В школе количество инфицированных детей значительно увеличивается. А за счет преобладающего воздушно-капельного пути заражения к моменту окончания школы и у взрослых достигает уже 92-94%. И вот эта картина характерна уже не только для Украины, но и для всех остальных стран мира: хроническое инфицирование ЦМВ взрослых повсеместно превышает 90%. Версию же о том, что ЦМВ является исключительно СПИД-индикаторной инфекцией и ее нужно лечить исключительно у больных СПИДом, придумали и озвучили американцы в период начального этапа изучения ВИЧ-инфекции. Озвучили и забыли. Или не стали над этим больше размышлять. А врачи-космополиты в других странах и в том числе в Украине заучили эту доктрину как таблицу умножения и пытаются слепо переносить ее на свою клиническую практику. А факты таковы: за последние 10 лет я наблюдал и лечил более 2 тысяч пациентов (новорожденные, дети, взрослые), у которых ЦМВ действительно находился в активной форме и вызывал какое-то заболевание или угрожал еще не рожденному ребеночку у беременной. Но при этом ни у одного из них не было сопутствующей ВИЧ-инфекции. 

Ребенок прошел дополнительное обследование. Тест на ВИЧ оказался действительно отрицательным, и была дана рекомендация об отсутствии показаний для повторения этого исследования. ЦМВ-инфекция находилась в латентной (неактивной) стадии и вообще не требовала лечения. В носу и в зеве у ребенка при бакпосеве был выявлен золотистый стафилококк, который и был причиной постоянных воспалительных заболеваний носоглотки, которые ошибочно трактовались как ОРЗ. После курса лечения, основу которого составляли бактериальные вакцины, количество эпизодов «ОРЗ» значительно уменьшилось. Сейчас ребенок учится в 5 классе, основной диагноз – здоров.

Резюмируя ретроспективно данную историю, можно было сказать: вот уж, действительно, «горе от ума». 

Финал Пятой истории. При обследовании в клинике выявлена хроническая цитомегаловирусная инфекция в стадии реактивации с репликативной активностью вируса, которая привела к поражению правого глаза: в крови и слезе были обнаружены фрагменты ДНК ЦМВ. Врожденного иммунодефицитного состояния и ВИЧ-инфекции не выявлено. В момент госпитализации в клинику зрение на правый глаз отсутствовало, обнаружены УЗИ-признаки начавшегося отслоения сетчатки. Острота зрения на левый глаз - 1,0. В клинике с 17.04.1998 г. была назначена комбинированная противовирусная терапия (протокол А). На 5-й день лечения девочка отметила появление светоощущений на правом глазе, которые в последующие дни непостоянно появлялись по утрам на непродолжительное время – от 30 минут до 1,5-2 часов. На 12-й день лечения перестали определяться признаки репликативной активности CMV. Выписана домой на 25-й день госпитализации в удовлетворительном состоянии с положительной клинической динамикой и сохраняющимися светоощущениями в правом глазу. При контрольном ультразвуковом исследовании правого глаза 17 июня 1998 г. и спустя 3 месяца установлено, что отслоение сетчатки прекратилось. На протяжении последующих 5 лет наблюдения отмечена стабильная клинико-лабораторная ремиссия – на правом глазе сохраняется возможность счета пальцев возле лица, на левом - острота зрения составляет 100%. Девочка прошла обучение в обычной школе с хорошей успеваемостью, социально адаптирована. Хроническая ЦМВ-инфекция остается в латентной (неактивной) форме. 

Финал Шестой истории. Обеим женщинам было объяснено, что уреаплазма, которая хотя и передается половым путем, никакой угрозы для планирования и вынашивания беременности не представляет. Сама по себе она является признаком урогенитального дисбактериоза. Поэтому попытки вылечить ее антибиотиками так же бесперспективны, как попытки затушить костер, забрасывая его сухими дровами. Выделения же, которые появились после пятого курса лечения у первой женщины, были связаны не с уреаплазмой, а, к сожалению, именно с необоснованным назначением ей антибиотиков. В первом случае понадобилось почти 10 месяцев, чтобы справиться с развившимся дисбактериозом и начать планирование беременности. А вторая женщина, которой не проводили вообще никакого лечения, родила в положенный срок здорового доношенного мальчика, которому скоро исполнится 4 года. 

Финал Седьмой истории. Я объяснил пациенту, что не существует такого хламидиоза или трихомониаза, которые бы не «поддались» 1-2 курсам специфической терапии правильно назначенными антибактериальными препаратами в адекватных суточных и курсовых дозировках. При условии отсутствия свежего или перекрестного заражения половым путем. А пациент, во-первых, получил даже завышенные дозировки антибиотиков. А, во-вторых, строго следуя рекомендациям «врача» (рука не поднимается написать это слово в данной ситуации без кавычек), полностью исключил все половые контакты. Кроме того, метод ПИФ (реакция прямой иммунофлюоресценции), которым у больного «выявляли» все эти долгих три года хламидии и трихомонады, есть устаревшая и неспецифическая методика, которая заведомо дает до 40% ложноположительных результатов. Поэтому априори этих половых инфекций у него скорее всего нет. Через 2 дня мы получили отрицательные результаты всех ПЦР-исследований соскоба из уретры и сока простаты на 6 половых инфекций, в том числе – на хламидии и трихомонады. А с учетом отрицательных результатов исследования крови на антитела к хламидиям я сообщил пациенту, что, по крайней мере, в течение последних 6 месяцев хламидиоза у него вообще не было. А был ли он в самом начале пути – вещь теперь не доказуемая, хотя и маловероятная. Ведь все и начиналось с ПИФа. Что касается запретов по ограничению качества жизни, то на 80% они были излишними и больше напоминали бред сумасшедшего, чем врачебные рекомендации. На что пациент, миролюбиво улыбнувшись, ответил, что на все воля Божья и он не обижается. Когда же я сказал, что лечить больше нечего, пациент здоров, и теперь наконец-то можно жить нормальной половой жизнью с его избранницей, он смиренно ответствовал, что все это чудесно. Но до окончания Рождественского поста (7 января) этого делать нельзя – грех. А за окном лил дождь: кончалась осень. Воистину велик Бог и блажен, кто верует. 

Финал Восьмой истории. Уже после первых вопросов диагноз хламидиоза показался более, чем сомнительным. Половые отношения, которые начались за несколько лет до официальной свадьбы, были первым опытом у обоих супругов. На мой робкий вопрос о возможности существования дополнительных связей я услышал твердое «нет», сказанное почти одновременно. Откуда же взяться хламидиозу? Есть непреложный закон возникновения инфекционных заболеваний: нет эпиданамнеза (условия или факторы заражения) - нет и заболевания. Крылатая и любимая фраза профессора Угрюмова, которую я запомнил на всю свою жизнь: эпиданамнез – доминанта в диагностике инфекционных болезней. Кроме того, клиника заболевания у Ольги никакого отношения к хламидиозу тоже не имела. На основании этих двух основных вводных я сказал ребятам, что априори у них нет хламидиоза и дальнейшее лечение лучше приостановить. Чуда не произошло, и через сутки были получены отрицательные результаты лабораторных исследований на острый и хронический хламидиоз у обоих супругов. Состояние молодой женщины было обусловлено реактивацией хронической Эпштейна-Барр вирусной инфекции, которая активизировалась после перенесенной тяжелой респираторной вирусной инфекции. Было написано соответствующее заключение о том, что хламидиоза нет и не было в последние как минимум полгода, с которым Ольга вместе с мужем еще раз решили сходить в клинику, в которой этот диагноз был «установлен» всего две недели тому назад. Прочитав мое заключение, врач сказал буквально (со слов моих пациентов) следующую сокраментальную фразу, которой позавидовал бы даже Великий комбинатор Ильфа и Петрова: «Ну, что же, может и нет хламидиоза. Но от антибиотиков вред не большой, а от инфекций бывает рак». Не слабо, правда? Ольга растерялась от такого напора, а муж попросил написать все это в виде конкретных рекомендаций по дальнейшему лечению хламидиоза, которого нет. После этого врач немедленно вернул деньги за проведенные анализы, а также за выданные лекарства (даже за уже использованные таблетки антибиотика), попросив вернуть оставшиеся препараты. Наверное, кому-то еще пригодятся. 

Финал Девятой истории. Надеюсь, Вы уже помните о доминанте в диагностике инфекционных болезней? Правильно: это эпиданамнез. Ну а какой же эпиданамнез мог быть у моей заплаканной пациентки? Правильно: никакого. 1. Первый половой партнер 3 месяца тому назад, который клинически и лабораторно был совершенно здоровым человеком. 2. Половая жизнь исключительно с презервативом. 3. Наличие еще в девичестве подобных симптомов, которые доктор просто проигнорировал. 4. Метод, которым были «выявлены» эти инфекции у женщины: ПИФ. Даже Вы, мой читатель уже помните: это устаревший метод, который дает не менее 40% ложноположительных результатов. Ну, и еще ряд дополнительных признаков, которые мне удалось установить и которые говорили об отсутствии у пациентки самой возможности наличия такого «букета» «позорных», как говорил доктор, инфекций. Вывод лежал на поверхности: априори у нее все эти диагнозы были непроизвольно (надеюсь) ошибочными. Ведь попала она на эту свою Голгофу по протекции, что, к сожалению, бывает достаточно часто. Мне показалось, что мне не поверили. А когда через 2 дня пришли результаты взятых анализов, из которых было доказательно видно, что в последние как минимум 6 месяцев хламидиоза у женщины вообще не было, снова нельзя было остановить слезы. Сейчас мы лечим урогенитальный дисбактериоз, который развился у женщины первый раз еще, как выяснилось, в детском возрасте после лечения антибиотиками «пустяшного» бронхита, а затем периодически рецидивировал после каких-то эпизодов ослабления иммунитета. После начала половой жизни он активизировался и был ошибочно принят близоруким гинекологом за ИППП, которые на самом деле никакого отношения к ее жалобам не имели. Абсолютно типичная ситуация, к сожалению. Резюме потерь: навсегда потерян любимый мужчина, с которым связывалось столько надеж; 8 месяцев непрерывных стрессов из-за вбитой в голову мысли, что никогда уже не будет здоровых детей; почти год, вычеркнутый из сексуальной жизни, и в любом случае омраченный первый опыт полового контакта, который может преследовать различными страхами всю оставшуюся жизнь; побочные эффекты и прямой ущерб здоровью от неоправданного применения антибиотиков, назначение которых пациентам с дисбактериозами любой локализации является профессиональным преступлением. За которое сегодня никто не овечает. 

Финал Десятой истории. Чему только учили этого врача в институте, и где он надеется оказаться после смерти своего тела? Я объяснил фатально до заторможенности испуганной пациентке, что практически вся информация, полученная от консультанта ее сыном, является откровенной ложью или признаком его полной профессиональной несостоятельности в области инфекционных болезней. Даже стоматолог по диплому не мог бы наговорить таких глупостей. Во-первых, хроническое инфицирование герпесвирусами является вариантом нормы для каждого взрослого человека, будь то мужчина или женщина. Признаком такого заражения как раз и является обнаружение антител IgG к этим вирусам. Опасность представляют только активные формы инфекции, которые встречаются менее, чем у 10% от числа всех носителей этих вирусов. У таких людей обычно развиваются определенные клинические проявления (а сын – практически здоров), которые сопровождаются обнаружением в крови, слюне и моче самого вируса. Такое обследование проводят методом ПЦР, которое сыну даже не предлагали провести. Во-вторых, обнаружение антител IgG к токсоплазме у 99% взрослых сегодня говорит не о болезни, а о ранее перенесенном заражении, которое без развития заболевания, приводит к формированию стойкого пожизненного иммунитета. Как, кстати, и при многих других инфекциях. Это – так называемый постинфекционный иммунитет, который также как постпрививочный (после вакцинации) обеспечивает в дальнейшем на всю жизнь полную защиту от токсоплазмоза при повторных заражениях. В лечении такое состояние не нуждается. А доказать эти предположения можно сегодня с абсолютной точностью лабораторными методами исследования активности этой инфекции. Которые сыну также не проводили. И, наконец, в-третьих. Ни одна из этих инфекций у сына не имеет ни малейшего отношения к основной задаче, которую решала молодая семья: рождение здорового ребенка. Только наличие и активность этих инфекций у женщины может быть причиной потери столь желанного ребенка. Мужчину на эти инфекции в связи с планированием беременности вообще обследовать не нужно. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Пациентка, также как и вошла, вышла тоже вся в слезах, но уже совсем по другой причине. Через день молодой человек сдал необходимые анализы, а еще через два дня получил на руки заключение: «Здоров, в лечении и дальнейшем обследовании не нуждается». Он ушел с видом человека, который был приговорен к смерти и неожиданно оказался на свободе. 

Финал Одиннадцатой истории. Ну что тут скажешь? С одной стороны, формально профессор была права. Дети действительно могут приносить домой из садика, в котором объявлен карантин, вирус краснухи, при этом оставаясь внешне совершенно здоровыми. А краснуха у беременной, действительно, очень часто может приводить к формированию различных пороков развития у еще не рожденного ребенка. Но с другой стороны, с учетом элементарного анализа ситуации с позиции инфекциониста, заключение и однозначное решение гинеколога в данной ситуации было априори явно поспешным. Обе девочки росли здоровыми и по возрасту получили все необходимые прививки, в том числе – КПК (корь, паротит, краснуха). Т.е. были привиты от краснухи, что делало их совершенно неуязвимыми к новому заражению. Далее. Из 10 женщин, которые не помнят или не знают, болели ли они в детстве краснухой (как моя пациентка), у 8 в крови можно обнаружить антитела к краснушному вирусу. Такие антитела появляются в результате бессимптомного (без развития заболевания) заражения. А это уже – пожизненный иммунитет. Такие женщины с иммунитетом могут во время беременности работать сестрой милосердия в очаге краснухи (если бы это действительно кому-то понадобилось) без малейшего риска для себя и для своего еще не рожденного ребенка. Поэтому мы приняли единственно правильное решение в этой ситуации и взяли у всех 4 членов семьи кровь на антитела к вирусу краснухи. Через один день, к счастью, все было ясно. У всех, включая дочку 3 лет и саму беременную женщину, был обнаружен иммунитет к краснухе. Т.е. никакого риска для нынешней беременности этот вирус уже не представлял. Спустя 6 месяцев в срок действительно родился доношенный здоровый мальчик. Хотя УЗИ так и не сделали и до последнего момента только надеялись, что будет мальчик и будет здоровым. Ошибаются ведь все врачи. И если ошибся один… Надеюсь и я, что он будет счастливым сам и принесет счастье своей семье.

Финал Двенадцатой и последней истории. На дотык (на ощупь) увеличенный лимфоузел представлял из себя небольшую плотную горошину, плоскую, как хрусталик глаза, без малейших признаков воспалительных реакций со стороны близлежащих лимфоузлов и окружающих тканей. Такой себе островок старых страстей по средине океана общего полнейшего здоровья (все остальные лимфоузлы, доступные осмотру, оказались не увеличенными, как печень и селезенка), каким и должен быть организм в таком молодеческом возрасте. С учетом нормального общего анализа крови, который у молодого человека оказался на руках, к полному изумлению пациента, которое граничило с эмоциональным (не сердечно-сосудистым!) шоком, я сообщил следующее. На основании клинических данных, которые есть доминантой в диагностике всех болезней (и о чем, к сожалению, давно забыли наши уважаемые американские коллеги, жертвы медицинской технократии и диагностических алгоритмов), увеличенный лимфоузел есть не чем иным как узлом склероза, на месте бывшего лимфатического узла. Узла-защитника, пережившего когда-то воспалительную драму (скорее всего - ангину), которая закончилась для него полной гибелью с замещением лимфоидной ткани соединительной. По сути – формированием рубца как на месте зажившей раны на коже. Такой лимфоузел-рубец сохраняется у человека на всю жизни, не может больше не увеличиваться, не уменьшаться и ни малейшей опасности не представляет. П.ч. там уже просто нет лимфатической ткани, которая может злокачественно трансформироваться или реагировать на какие-то инфекции в организме. При лимфогранулематозе события вначале действительно развиваются в одном месте, часто – на шее. Увеличиваются одновременно сразу 5-10 лимфатических узлов, которые образуют целые конгломераты (пакеты) плотных, твердых и малоподвижных, хотя и безболезненных узлов, которые заметны даже со стороны как выступающие из-под кожи гроздья винограда. А при СПИДе, наоборот, умеренно увеличиваются все группы периферических лимфоузлов, но одновременно: на шее, в паху, подмышкой. А не один узел избирательно на шее. И никаких дополнительных анализов сдавать не нужно. Ни-ка-ких. Диагноз и так ясен: Здоров. Мне показалось, что мне не поверили. Тогда я вспомнил, что лучше одни раз увидеть, чем сто раз услышать. Я подставил молодому человеку свою шею, предложив пощупать такой же точно лимфоузел-рубец и тоже справа, который сформировался у меня в 3 года после перенесенного инфекционного мононуклеоза и с которым я прожил уже более 50 лет. По-видимому, этой последней капли хватило. Пациент сжал мою руку и молча, не говоря ни слова и глядя в глаза, долго тряс ее, не отпуская. Он не плакал, нет. Просто слезы тихо текли из его глаз… В регистратуре потом сказали, что пациент вылетел из клиники пулей, не прощаясь, только улыбнувшись и взмахнув на прощание рукой.

Благодатная украинская земля, которая, несмотря на татаро-монгольские набеги, крепостное право, искусственный голодомор, настоящие лагеря и газовые атаки веками является генетическим заповедником, уникальной колыбелью для гениев. Где они рождаются и взрослеют. Но в поисках лучшей жизни, которую родная земля не может им дать, разлетаются по всему свету. Где и становятся гениями. Но уже чужими. Всю жизнь храня в душе ностальгию и обиду. Не знаю, но очень надеюсь, что, может быть, хотя бы этот одаренный человек все-таки найдет свое счастье здесь. Поверив, что стать пророком и в своем отечестве. 

29 марта 2002 г. ко мне обратилась администрация тогда еще молодого сайта «Лікар-Інфо» с предложением проконсультировать нескольких больных по вопросам инфекционных болезней. Я получил свои первые 7 вопросов, ответил. А через несколько дней – еще вопросы… Так я стал, кроме клинического и телефонного, еще и вирутальным консультантом. За 5 лет на сайте «Лікар-Інфо», который стал одним из ведущих национальных консультативных порталов по медицинским вопросам, а затем и на других сайтах я ответил почти на двадцать тысяч вопросов. Самых разных: по инфекционным и неинфекционным проблемам, простых и сложных, смешных и трагических… 

А для самых инициативных и успешных учеников даже предусмотрена возможность сдать символический виртуальный зачет и получить от «Спілки незалежних експертів в царені медицини» почетное удостоверение «Помощника врача» («Помічника лікаря»), обладатель которого будет иметь определенные моральные и материальные привелегии при медицинском обслуживании. Для этого в конце книги приведены «Народный словарь медицинских терминов» и 50 тестов, ответить на которые сможет любой человек, прочитавший книгу. Читайте, учитесь и не болейте. Помните? Предупрежден, значит защищен. А если, коллеги, не разберетесь, – приглашайте на консультацию или консилиум. Я всегда на месте… 

Уважаемый Игорь Семенович! Большое спасибо Вам! За этот ответ, и за время, которое тратите на наши вопросы! такого уровня ответов, как Ваши, нет ни в одном разделе нашего сайта, иногда сама просто зачитываюсь...Так что действительно- огромное Вам спасибо!!! 

Я могу разместить этот ответ в соотв. вопросе? 
У меня, как всегда, новые вопросы. Ответьте, пожалуйста.
Самого наилучшего Вам!
С уважением,
Ольга Прилипко.

Здравствуйте, Ольга. Спасибо на добром слове. Я стараюсь. Ответ можно разместить в соотв. вопросе. С удовольствием отвечаю и буду отвечать на все Ваши вопросы. С наилучшими пожеланиями, Ваш д-р И.Марков 

Лечение своих детей – всегда очень сложная задача. Любовь и жалость к своему ребенку затмевают рассудок и профессиональный опыт родителя.